SZIGET FESTIVAL 2009

SZIGET FESTIVAL 2009

Статья опубликована в номере 7 журнала MetalHammer

12 – 16 июня 2009
Будапешт, Венгрия


Sziget – крупнейший open-air фест не только в Европе, но и во всем мире (если кто-то может опровергнуть этот факт, пожалуйста сообщите об этом в нашу редакцию), уже в семнадцатый раз проходящий посреди столицы Венгрии, а не в какой-нибудь деревне в сорока километрах от ближайшего «Мухосранска» Европы. Это значит, что не нужно брать с собой палатки, или ютиться толпой в доме на колесах, арендованном на противоположном конце страны, в Будапеште полно дешевых гостиниц, где можно успеть протрезветь за время сна, который у большинства из делегатов фестиваля наступает где-то после пяти утра, а заканчивался далеко после полудня. Спите спокойно, товарищи, самое интересное на фестивале Sziget начинается не раньше четырех вечера. Сразу оговоримся, что тяжелая музыка - это лишь небольшая часть того, что можно услышать и увидеть на острове за эти пять насыщенных дней (с прошлого года было принято решение сократить недельный угар), ведь на Зигете представлена музыка всех стилей и поезда всех направлений – кино, театр, аттракционы и прочие развлечения. Мы, разумеется, сосредотачиваем наши мутные от дегустации местных напитков взоры на наиболее интересных для читателей Metal Hammer событиях.
Основными объектами нашего внимания становятся две сцены – занимающая наибольшую площадь Main Stage, что на открытом воздухе, и крытая сцена размером поменьше под названием MTV Headbangers Ball Rock Színpad. В 18:00 первого дня на глав-сцену выходят испанские анархисты Ska–P и демонстрируют помпезное костюмированное шоу, героями которого становятся садисты-менты, представители папской епархии и американские империалисты. Особо внимательные зрители могут также удостовериться, что под боевым килтом брутального трубача Альберто, как и положено, ничего, кроме причинных мест нет и быть не должно. По окончании концерта не шибко трезвые фэны из Италии фотографируются с главредом русскоязычного сайта sziget.org, приняв того за лидера Ska-P Пулпула. Меж тем, на сцене Headbangers Ball появляются немецкие поп-панки Donots. Несмотря на плотный саунд, вживую этот квинтет выглядит менее убедительно, чем в клипах, а сорванные овации вокалист Инго резонно рекомендует поберечь для Backyard Babies. Им Donots передают эстафету после исполнения твистедсистеровского кавера We’re Not Gonna Take It. После непродолжительной настройки звука, в коей лично участвует барабанщик BYB Педер Карлссон, шведские панк-глэмеры высыпают на сцену как черти из табакерок, и выдают ураганный сет-лист, где помимо общеобязательных боевиков находится место неожиданным сюрпризам, как например Everybody Ready?!. Выражение «шило в заднице» явно не про них, похоже у господ Борга, Дрегена и Бломкуиста в тех самых местах застряло по заведенной циркулярной пиле, что способствует небывалой двигательной активности.
Утро следующего дня ознаменовывается жесточайшим похмельем, тщетными попытками собрать воедино обрывки воспоминаний о том, что было после Backyard Babies, и поиском литровой бутылки Jack Daniels, которая как выясняется позже, была выпита с нашим фотографом перед отходом ко сну. Поправив здоровье местным пивом (не самый лучший выбор) двигаем к Главной сцене и успеваем аккурат к началу шоу легендарных немецких панк-рокеров Die Toten Hosen. Венгры, похоже, хорошо подготовились к встрече с «Мертвыми Штанами», подпевая слово в слово немецкоязычные тексты. Наиболее активный из них удостаивается чести быть приглашенным самим Кампино на сцену, и получить из рук вокалиста микрофон и банку пива. Ближе к вечеру на HBB-Stage намечается нездоровое скопление мрачных металлистов, – передовики норвежской блэк-сцены Satyricon начинают свое черное дело. На сцене стойка в виде дьявольского трезубца, принадлежащая Сатиру, который помимо пения периодически прикладывается к гитаре, а также дирижирует толпой, поющей пятнадцатиминутный эпик Mother North. Кое-кто из российской делегации крутит хаером мельницу, а мы плавно перемещаемся в пресс-зону, чтобы дойти до кондиции при помощи местной паленки и поплясать на дискотеке под шлягеры восьмидесятых в компании венгерских коллег женского рода.
На следующий день, очнувшись ближе к двум, мы двигаем в бэкстейдж, и первый кто попадается нам на глаза - субъект внушительных габаритов с круглой проплешиной посреди кучерявой шевелюры. Большинство из вас без труда опознает в нем Шейна Эмбури, известного как басист Napalm Death. Выясняем, что Шейн пребывает на венгерской земле инкогнито, в составе мачетос-кор банды Brujeria. Никто доселе не видел участников Брухерии в лицо, поэтому сразу по прочтении этого репортажа вам надлежит вырвать страницы и сжевать, запив пивом. Бригада тревожных латиносов под предводительством Хуана Брухо, который, как известно, не расстается со своим тесаком даже в бане, выходит на сцену в неизменных банданах поверх лица и начинает чинить бандитские разборки в стиле грайнд-панк. По окончании шоу, суровые мучачос, не снимая бандан, отправляются на раздачу автографов своим европейским амигос, а перепуганные до ужаса чуваки из Deathstars c облегчением покидают свое гримерочное убежище, и ползком двигают в сторону сцены, где их уже поджидает толпа готов всех мастей и окрасок.
День четвертый пятидневного запоя под названием Sziget начинается с ожесточенного конфликта между ногами, которые требуют выходной, и мозгом, который диктует остальным частям тела собраться и двигать на фест. К шести вечера ноги приводят к сцене, где зажигают венгерские звезды панк-глэма Sex Action. Они уже неоднократно выступали ранее на Main Stage, однако в этот раз Sex Action задвинули в Headbangers Ball, что никоим образом не сказалось на качестве шоу – ураганной смеси The Sex Pistols и Motley Crue на венгерском языке. Англичане Manic Street Preachers появляются на Главной сцене в 19:45 и мгновенно берут ситуацию под контроль, - это один из тех коллективов, который живьем звучит на порядок сильнее студийных работ. Особого внимания заслуживает Ocean Spray, исполненная в сопровождении живого саксофона и финальная If You Tolerate This Your Children Will Be Next, дружно подхваченная аудиторией.
Под первобытный рев толпы, замотанные в меховые лохмотья и при полной боевой раскраске финские викинг-металлисты Turisas вываливают на сцену. Между скрипачом Олли и миловидной (несмотря на устрашающий грим) аккордеонисткой Неттой разыгрывается настоящая инструментальная баталия во время исполнения романса Очи Черные. Под занавес вождь Turisas Матиас Warlord делит толпу на два враждующих племени, а из колонок звучит кавер Boney M Rasputin. Ребята, вы точно не перепутали Венгрию с Россией? Так или иначе, многие из присутствующих уже слишком пьяны, чтобы вдаваться в нюансы репертуара горячих финских вояк и пускаются во все тяжкие. Мы решаем чуть сбавить обороты, ведь впереди нас ждет финальный день фестиваля и не менее насыщенная программа.
На звание «Идиот Зигета 2009» может смело претендовать руководитель одноименного трио из Канады Данко Джонс. За час отведенного времени на Main Stage он успевает исполнить от силы десяток не столь длинных композиций. Все остальное время мистер Джонс уподобляется Петросяну (сам шучу - сам смеюсь), перекрыв по продолжительности пустословия таких профессиональных балаболов как Джоуи ДиМайо и Ди Снайдер. Джонсу не нравится плакат, на котором его имя написано с ошибкой, не нравятся «дураки», которые вместо того, чтобы втыкать в рок-н-ролл, поперлись на танцевальные сцены, не нравится, что публика не достаточно активна. Похоже, Д.Д. перевозбудился перед выходом на сцену до такой степени, что не замечает то тут - то там сделанные на скорую руку транспаранты с надписью «Stop Talk Shit, Let’s Rock». Вышедшие парой часов позже The Offspring пытаются дать зрителям то, чего лишил их г-н Джонс, т.е. максимум рока, а мы, послушав пару песен, отправляемся в соседний Headbangers Ball на концерт легендарного венгерского хард-рокера Дика Билла Гьюлы. Этот одноногий дядька в летах должен быть знаком многим меломанам со стажем по группе Hobo Blues Band, когда «демократы» восполняли дефицит западной музыки. Передвигаясь с помощью костыля не менее энергично, чем Мик Джаггер на своих двух, Дик дает понять, что настоящий хард-рок и блюз не умер, уж во всяком случае, в Венгрии. Не судьба досмотреть концерт до конца, – коллеги тащат в пресс-зону, где c минуты на минуту неожиданно для всех должны появиться Turbonegro и ответить на наболевшие вопросы. Основатель группы морячок Хэппи Том и жиртрест Хэнк фон Хелвете появляются перед представителями мировой прессы и на, в большинстве своем, идиотские вопросы дают не менее идиотские ответы, наиболее запоминающимся из которых стало предложение переименовать гламурный сериал Sex In The City в не менее гламурный Anal Sex In The City. Шоу Turbonegro ждет нас под занавес, а пока мы двигаемся к Главной сцене, где идут приготовления к выходу Faith No More. Мучительные минуты ожидания, и что мы слышим? Нет, это не фонограмма – это облаченный в красный пиджак Майк Пэттон на пару с клавишником Родди Боттумом сладко напевают о том, как им снова вместе хорошо, исполняя песню соул-дуэта Peaches & Herb Reunited. Конечно, мы верим вам, ребята! Вовсе не денежные купюры заставили вас вновь собраться на одной сцене. Но хватит лирики, покончив с трогательным кавером, начинается то, чего все ждут от FNM, – обойма хитов от From Out Of Nowhere до Diggin’ The Grave под занавес. За это время Пэттон успевает натянуть на голову женские трусы, любезно предоставленные одной из поклонниц, прокатиться на секъюрити в толпу и скушать вместо спагетти шнурок от кеда, присланного на сцену кем-то из фанатов. Что тут сказать? Если кто-то из нас и был настроен скептически, то концерт он покидает преданным фэном Faith No More. Не время рассусоливать о только что увиденном, пора бежать на уже упомянутых выше дэт-панков Turbonegro. Мы успеваем занять лучшие места прежде, чем пространство перед сценой заполняется до отказа. Недавно усеченные до формата квинтета Turbonegro появляются в неизменном за последнее десятилетие имидже - фашистская каска на голове Пампариуса, штирлицевская фуражка на Евробое, шапка моряка на Хэппи Томе и грим а-ля Элис Купер на физиономии Хэнка. Начав с All My Friends Are Dead неполиткорректный коллектив из Норвегии выжигает напалмом все полтора часа, вызвав небывалый прилив сексуальной энергии у зала, который горланит слаженным хором I Got Erection!. После такого накала страстей у нью-йоркских хардкор-стоунеров Life Of Agony, кажется, не остается никаких шансов, но они мужественно выходят на сцену далеко после полуночи и ставят жирную точку в таком культурно-массовом мероприятии, как Sziget-2009.

08 декабря 2009
Автор: Евгений Силин

Фотограф: Олег Андреев

foto


Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии

Другие материалы: