Металлическое Сердце Забилось Снова

Материал опубликован в журнале Metal Hammer 10

Участники культового немецкого коллектива Accept уже неоднократно зарекались возвращаться к делам тяжёлым. По самым разным причинам. Но каждый раз «неугомонных и диких» по новой тянуло в бой. Мы связались с гитаристом Вольфом Хоффманном в тот момент, когда Accept в полном комплекте находились в американском городе Нэшвилл, где готовились к предстоящему «пробному» турне…

Интервью: Павел Потапов

Они меняли вокалиста, распадались, снова собирались, меняли барабанщика, опять распадались и опять собирались... чтобы вскоре вновь распасться. И когда поклонники в который раз отчаялись, двое ветеранов Вольф Хоффманн и Петер Балтес явили миру очередное воплощение Accept. Примут ли закоренелые фэны обновлённый состав? Ну, само название группы обязывает!

Говорят, вы сейчас все в репетициях…
Так и есть! Мы вот-вот закончили двухнедельные репетиции, провели фотосессию, и видеосъёмку. В настоящее время мы чрезвычайно активны.

И готовы к гастролям?
Так точно. Как только они начнутся, мы будем во всеоружии. У нас планируется ещё один небольшой цикл репетиций, и всё должно пройти отлично. Двое ребят уже прилетели к нам из Германии, Марк [Торнилло] же здесь с нами. Все вместе мы гоняем старые песни, и они звучат просто поразительно.

Ну и самое главное, что у Accept выходит новый альбом, которого фэны ждали уже почти 15 лет. Что мы можем ждать от нового Accept?
Альбом называется Blood Of Nations, и мы попытались по максимуму связать его с тем, что делали в прошлом. Мы старались ориентироваться на Restless And Wild, Balls To The Wall, Breaker – тот период, который, с нашей точки зрения, стал образцовым для Accept. И специально писали материал в таком ключе, который напоминал бы о тех временах. Мы работали над ним с Энди Снипом – молодым продюсером, который хорошо известен на трэшевой сцене. И к тому же – огромный фанат Accept. Так что он очень сильно помог нам определить стиль для этой пластинки. Мы записали половину альбома в Англии, а половину – здесь, в Нэшвилле. В прошлом году у нас ушло несколько месяцев только на написание песен, мы сочинили много композиций – возможно, 40 или 50. И в итоге записали 14 из них. То есть больше часа музыки – или, я бы даже сказал, более 80 минут. И всё это внушительное количество нового материала имеет для нас необычайную ценность – потому как он напоминает атмосферу старых работ, но при этом обладает современным звучанием. Поскольку Энди, продюсер, использовал все сегодняшние технологии. Получилась ядрёная смесь из новых технологий и металла старой закалки!

Звучит заманчиво! Но есть поклонники, которых смутил факт, что это воссоединение случилось без участия Удо. Почему, по-вашему, Марк Торнилло подошёл на эту роль?
Что ж, конечно, сперва мы все думали про Удо. Вполне очевидно, что мы хотели и дальше выступать с ним. Мы уже давали с Удо ряд концертов в 2005 году, которые прошли крайне хорошо: и фэнам понравилось, и мы отлично чувствовали себя на сцене. Все участники команды были на эмоциях, и хотели продолжения. Мы то и дело спрашивали Удо, получится ли у нас как-нибудь ещё вместе поиграть, но он упорно твердил «нет». И в ходе очередных переговоров по поводу предполагаемого турне, он, в конце концов, отказал нам окончательно. Сказал, что у него на этот счёт больше нет никакого интереса. Мы были очень разочарованы, но в то же время должны были принять тот факт, что у Удо уже почти 25 лет есть своя группа, и он не хочет её бросать. По сути, на тот момент у нас не было ни вокалиста, ни даже кандидатур, с кем бы мы могли продолжить свою деятельность. А потом нам просто повезло – это был один из тех необъяснимых случаев, которые вдруг происходят в жизни – и мы нашли этого парня по имени Марк Торнилло. Как оказалось, он жил практически по соседству с Петером Балтесом. И наш знакомый посоветовал, чтобы мы как-нибудь встретились. Вначале мы просто хотели вместе поджемовать. Потому что, на самом деле, на тот момент мы уже похоронили надежду когда-либо воскресить Accept вновь. Но когда мы познакомились с Марком и немного с ним джеманули, то совершенно спонтанно прямо на месте решили попытать удачи ещё раз. На тот момент мы знали только одно: что должны записать новую пластинку. А дальше уже всё покатилось, как снежный ком. То есть, то решение о реинкарнации Accept родилось из ниоткуда. И довольно странно, что так вообще случилось. Моменты такого рода нельзя специально устроить или заранее запланировать. То, как мы нашли Марка – это чистое везение. И нам в нём нравится, что он может звучать похоже на Удо, но при этом не копирует его. Марк привносит что-то своё. Его вокальный диапазон позволяет ему не только потянуть всё, что делал Удо, но и расширить эти границы.

В истории группы уже был момент, когда вы решили продолжать карьеру без Удо и заменили его Дэвидом Рисом. И, несмотря на то, что получился довольно занятный проект, он просуществовал совсем недолго. Вы не опасаетесь, что и на сей раз может случиться что-то подобное?
Нет, не особо. Потому что тогда всё было совсем по-другому. Когда мы задумали в те годы поработать с Дэвидом Рисом, мы хотели изменить Accept, мы хотели сменить сам стиль. Это было в начале 90-х, когда хэви-метал переживал не самые лучшие времена, и мы все решили, что пора попробовать что-то новое. Мы хотели попробовать себя в более коммерческой музыке, хотели писать другие песни. И только теперь понимаем, что всё пошло не так, как хотелось бы, что мы допустили тогда ошибку, и у нас ничего не получилось. В этот же раз ситуация совершенно иная: мы не пытаемся придумать Accept заново, не пытаемся что-то изменить. А, напротив, стараемся с уважением относиться к своему наследию, и ориентируемся на наших старых фэнов. Никак нельзя сравнивать два этих случая.

Чуть больше года назад Удо в своем интервью ясно дал понять, что не настроен на любое сотрудничество с оригинальными участниками Accept …
По-своему это очень жаль. Но нам остаётся с этим только смириться – что ещё мы можем сделать?

…между вами остались какие-то обиды?
Да нет, вовсе нет. Как я уже и говорил, нам остаётся только смириться с тем фактом, что он на протяжении вот уже 25 лет сам себе хозяин. Вне Accept Удо провёл времени даже больше, чем в сумме был в Accept. Поэтому очевидно, что им движут совсем иные мотивы, нежели нами. Мы считаем, что он взрослый человек и сам принимает решения. И в любом случае их уважаем. Но с другой стороны, мы не хотим теперь всю оставшуюся жизнь сидеть дома – нам тоже хочется что-то поделать. И мне кажется, что мы нашли отличного парня ему на замену. Время покажет, кто был прав. Ну а пока нам остаётся лишь приложить максимум усилий и двигаться вперёд. Вот и всё, что мы можем сделать. Мы лишь хотим оттянуться. У нас нет никакого желания изобретать Accept заново, или пытаться сделать его улучшенную версию. Честно, мы просто хотим поездить с концертами и развеяться.

Но Удо также сказал тогда, что Петер отошёл от музыкального бизнеса и даже как-то связан с церковью. Была ли такая история?
Даже не знаю, о чём он. Петер преподавал в музыкальной школе и писал джинглы для радиостанций. Мы, так или иначе, были связаны с музыкальным бизнесом, просто последние года два мы с Петером не стремились заниматься карьерой музыкантов на профессиональном уровне – вот это правда.

Насколько я понимаю, сегодня Accept скорее американская группа, не так ли?
Ну, я бы даже сказал, что мы – интернациональная группа. Гитарист Герман Франк живёт в Германии, барабанщик Штефан Шварцманн живёт в Швейцарии, я живу в Теннесси, Петер – в Филадельфии. Я бы сказал, что мы повсюду! Мы все – немцы, кроме Марка. Но обитаем по всему земному шару.

А вы помните, как Accept впервые завоевали Америку в 80-х?
Ну да, мы тогда были очень популярны – конечно, я помню! То было волшебно, да только времена меняются. Сейчас вот металл медленно, но верно возвращается. Музыка претерпевает очередные изменения. Ну а Америка по-прежнему остаётся важнейшим музыкальным рынком.

В 1984-м году вы ещё выступали на разогреве у Kiss. Стало ли это положительным опытом для Accept?
Абсолютно верно. Наши первые американские гастроли действительно были на разогреве у Kiss. И это был невероятный опыт, поразительный. Естественно, мы уже были известны в Европе, но ничего подобного ещё не видели. Когда мы приехали в Соединённые Штаты, мы понятия не имели, чего ждать. И вот мы выступаем перед Kiss. Каждый вечер – перед 20 тысячами подростков, на огромных площадках. Это был рок-н-ролл совсем иного измерения. И для нас стало новым опытом видеть такой уровень профессионализма, проведения шоу в целом. Даже сами масштабы были для нас в новинку.

А вы поддерживаете какие-то отношения с Kiss после тех гастролей?
Нет! Kiss всегда были очень замкнутыми, держались особняком. Если честно, даже когда мы с ними вместе гастролировали, мы не особенно общались. Виделись раз или два, здоровались, но в целом Kiss были нелюдимыми. Они не общались и не тусовались ни с кем, так что мы так толком и не познакомились.

Однако вернёмся в наши дни. Если говорить о грядущем турне – и о новом альбоме, разумеется – вы больше ждёте реакции от европейской, или же от американской публики?
Даже не знаю, чего вообще ожидать, откровенно говоря. Остаётся лишь надеяться, что фэны примут нашу новую пластинку и новый состав Accept по всему миру. Мы очень открыты, и не претендуем на что-то особенное. Не преследуем цель доказывать кому-то, что лучше, а что хуже. У нас есть только две цели: давать хорошие концерты, и выдать на-гора максимально мощную пластинку. Всё остальное будет на рассмотрение фэнов. Думаю, всё будет отлично, но, честно говоря, никогда не угадаешь наперёд. Я только верю в то, что это самый сильный наш альбом за долгие годы. И те журналисты, и люди, которым довелось уже его послушать, были со мной единодушны в этом мнении.

Последний вопрос не связан с Accept. Вы записывались совместно с Себастьяном Бахом, бывшим вокалистом Skid Row. Было ли выпущено что-либо из того материала, или всё осталось только в виде демо?
Я записал с ним всего одну песню. А вся история имела место только потому, что студия Майкла Вагенера находилась на моей ферме. Я живу в Теннесси, в Нэшвилле. И у меня была своя ферма с внушительным земельном участком, на котором располагалась студия продюсера Майкла Вагенера. И вот Себастьян Бах как раз записывался в той студии. А поскольку он там меня увидел, то было несложно догадаться, что он попросит меня примкнуть к нему на какой-нибудь песне. Наше сотрудничество ограничилось всего одной вещью с его сольного альбома [Bring 'Em Bach Alive! 1999 года], в которой я выступил автором и сыграл на гитаре. После этого мы остаёмся с Бахом на связи, и он даже как-то попросил меня сыграть с его группой на одном концерте. Но было ясно, что всё это одноразовая акция – исключительно ради удовольствия. Мне нравится Себастьян, он великолепный певец, и было здорово с ним поработать, но у меня нет никаких планов относительно него.

Ну что же, ждём вас в Москве и в Санкт-Петербурге! Между прочим, каким-то месяцем раньше у нас пройдут концерты U.D.O., так что снова получается небольшое состязание между вами. Впрочем, фэны наверняка ждут вашего визита, ведь вы не играли в России долгих 5 лет!
Мы также ждём нашей встречи с русскими фэнами и уверены, что концерты пройдут классно. Давайте же устроим старый-добрый хедбэнгинг!

ДАТЫ РОССИЙСКИХ КОНЦЕРТОВ ACCEPT:
14 мая – Москва, клуб «Б1 Maximum»
15 мая – Санкт-Петербург, ДК им. Ленсовета


Темы: Accept
Другие материалы:


Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии