Doro: Still Going Strong

Вот уже на протяжении четверти века Доро Пеш по праву носит титул Королевы Металла – и до сих пор никто, похоже, всерьез не смеет претендовать на ее корону. Осенью прошлого года она выпустила очередной студийный опус Raise Your Fist, а этой весной выступит в России в рамках турне в его поддержку. И пускай из пятнадцати подготовленных для этого интервью вопросов за отведенное время Доро успела ответить лишь на пять – каждый её ответ получился не только всецело исчерпывающим, но и крайне информативным…

Каковы, по вашему мнению, лучшие моменты новой пластинки?


Я думаю, что все песни на ней очень сильные. Особенно такие гимны, как Raise Your Fist In The Air и Rock Till Death. Не ошибусь, если предскажу, что они осядут в нашем сет-листе. Я ещё не исполняла все эти песни на концертах, но мы уже регулярно играем Raise Your Fist In The Air, и её отлично принимают – почти так же, как All We Are. И это добрый знак. Также есть красивые душевные баллады. Одна из моих любимых – It Still Hurts, где мы поем дуэтом с Лемми.
Для меня огромная честь, что Лемми согласился спеть на нашей пластинке. Мы с ним давно дружим, вместе гастролировали и выступали на различных фестивалях. И, если уж на то пошло, мы уже записывались вместе и раньше: на альбоме Calling The Wild мы спели совместно две вещи, что было просто потрясающе. Ещё одним нашим специальным гостем стал Гас Джи, который сыграл гитарное соло в Grab The Bull (Last Man Standing). Запись альбома проходила по всему миру: что-то в Нью-Йорке, в Нью-Джерси, Лемми прописал вокал в Лос-Анджелесе… А я многое записывала в Гамбурге со своим хорошим другом Андреасом Бруном. Он бывший гитарист Sisters Of Mercy, и мы работали с ним над многими записями. Смикшировано же всё в основном было в Гамбурге и в Дании. И здесь очень постарался Джекоб Хансен, который также является штатным инженером и продюсером Volbeat. Я особенно тщательно искала кого-то, кто бы мог качественно записать тяжёлые композиции. Мы разослали песни разным людям, чтобы посмотреть, как они их смикшируют. И по результатам решили, что Джекоб справился с задачей лучше всех. А очередным моим другом, трудившимся над записью, был Алекс Крулл из Atrocity и Leave's Eyes. Мы познакомились с ним на фестивале Wacken много лет назад, и всё планировали сделать что-то сообща. Он колдовал над Grab The Bull – и именно он, кстати, свёл меня с Гасом Джи. В общем, много кто был вовлечён в процесс.
Ну, а одна из моих любимых песен – к слову, это была вообще первая песня, которую я написала для этой пластинки – это завершающий номер, который я посвятила Ронни Джеймсу Дио. Чтобы выразить свою благодарность и своё уважение. Она называется Hero.
Видео на Raise Your Fist In The Air мы снимали в Нью-Йорке – в Бронксе и в Гарлеме. И порой это было довольно опасно. Потому что мы забрались в районы, где, вроде, всё выглядело спокойно, и вдруг откуда-то появились непонятные люди, члены различных нью-йоркских банд, которые начали нам предъявлять: «Э, вы на нашей территории». Мы же сразу стали оправдываться: «Боже, мы просим прощения – мы просто клип хотели снять». На что они такие: «Да, а что за музыка?» Ну, мы завели им Raise Your Fist In The Air, и они сменили гнев на милость: «О, а неплохо – можно мы тоже снимемся?». И вот мы уже все поём эту песню хором, все скачут. Невероятно просто!
После чего мы перебрались уже в другой район и думали, что будем там одни. Но снова появились какие-то люди, среди которых, как оказалось, было много бездомных. Это место было для них домом, и они там спали. И вдруг один из бездомных говорит: «Какая классная песня! Вообще я люблю джаз, но это мне тоже понравилось». А ему 78! И вот он уже тоже подпевает, танцует, вскидывает кулак. Его видно в клипе – так мило…
Именно поэтому в этом клипе так много разного народа. Ведь неважно, в каком жанре ты творишь – если это цепляет людей, то значит всё здорово. К тому же мы добавили туда съёмки с фестиваля Wacken Open Air. Получилась такая комбинация из кадров с Wacken и тех съёмок из Нью-Йорка.

IMG_1522_Kuzin (1)

Вы также не стали нарушать традицию включать в альбом одну песню на немецком языке.

Да, так точно. На самом деле, их даже две: одна наполовину на немецком, а наполовину на английском. Называется Freiheiht (Human Rights). И, как видно из названия, песня посвящена правам человека. А на лимитированном издании альбома она называется Sealed In Blood (Human Rights), и там она уже полностью на английском.
Вторая германоязычная песня называется Engel. Что, стало быть, переводится как «ангел» и повествует о том, что я хотела бы стать ангелом для того человека, которого очень и очень люблю. Без разницы: парня, девушку, маму, папу, сестру, брата, друзей… каждый слушатель может трактовать смысл по-своему. Это ещё одна баллада, и я её обожаю. Она также была включена на первый EP, на первый сингл – куда вошли Raise Your Fist In The Air, Engel, очередной гимн Victory, и, наконец, Raise Your Fist… на французском. На котором она звучит как Lève ton poing vers le ciel. И она действительно стала во Франции хитом!
Сегодня очень необычно, что нашу музыку крутят по радио. Я так рада. Я вообще люблю изредка спеть на разных языках, и эта французская версия вышла, по-моему, очень классно. Я всегда была большой поклонницей Trust – помните, была такая французская группа из 80-х? И когда мы только начинали играть металл, Trust казались мне необычайно крутыми. И мне нравилось, как в металле звучит французский язык. Так вот когда я ездила в прошлые гастроли – и, кстати, тогда же я впервые исполнила Raise Your Fist In The Air в Москве, где её так отлично принимали, – под самый конец тех гастролей я спела её во Франции, в Лионе. И я спросила у кого-то из фэнов, как будет «Raise your fist in the air» по-французски? Они сказали: «Lève ton poing vers le ciel». И я такая: о, как клёво звучит-то! Они напели мне слова на мелодию, и я твёрдо решила записать французскую версию. Правда, она не вошла на альбом, а только на EP.
Между прочим, надо бы уже было сделать и русскую версию [Подними свой кулак в воздух], да только мне придётся для этого поучиться. Скажем, французский я хоть как-то учила в школе, так что могу на нём немного говорить и кое-что понимаю.

DORO long island

Ну, вы можете проконсультироваться с Удо – ведь он уже записал не одну песню на русском языке!

Это верно! К тому же у меня есть отличные друзья в России – я бы даже сказала, что одни из моих самых лучших друзей живут именно в России. У меня всегда были очень тёплые отношения с российскими фэнами, в частности, и с российскими людьми, в целом. Так что, в конце концов, я просто обязана записать русскую версию какой-нибудь песни, которая бы хорошо прозвучала на вашем языке.
Скажем, если взять тот же немецкий – не всякая вещь прозвучит на нём хорошо. Сложно найти песню, на которую идеально бы лёг немецкий язык. Обычно только на английском почему-то ничего не режет слух. Это одна из причин, по которой я ни разу не записывала целиком весь альбом на немецком. Люди меня частенько об этом просят, но редко так совпадает, чтобы песня звучала на нём гармонично.

В течение вашей продолжительной карьеры вы время от времени пускались в эксперименты: скажем, после Warlock вы переориентировались на поп-метал. Тогда как в середине 90-х пробовали себя в более индустриальной музыке. Однако, в конечном счёте, вы всё-таки вернулись к хэви-метал. Исходя из собственного опыта, считаете ли вы, что исполнителям порой не грех поэкспериментировать, либо же лучше не уходить далеко от своих истоков?

Я считаю, что каждая пластинка – а Raise Your Fist стала моей семнадцатой – это новая авантюра, новое испытание. Всегда здорово поддерживать в себе это чувство волнения, пробовать что-то новое, а не цепляться всю дорогу за старое. Конечно, важно придерживаться корней, но также необходимо привносить что-то свежее.
И я должна сказать, что в случае с некоторыми пластинками… например, Love Me In Black – даже несмотря на то, что она звучит немного иначе, это одна из моих любимых пластинок. Из всех наших записей, по моему мнению, эта одна из самых удачных. Она принесла нам много новых поклонников, и вообще я считаю её произведением искусства. Да, она не похожа на другие, но порой, как мне кажется, важно комбинировать. И я знаю, что в моём случае многое зависит от должного напора, страсти и чувственности. И до тех пор, пока эти ингредиенты в наличии, всё может получиться.
Должна признаться, что я не большая поклонница поп-музыки. Были некоторые композиции, которые вначале звучали здорово, но после микширования получались уж больно попсовыми. И я расстраивалась, понимая, что они слишком коммерческие. Но что в 80-е, что в 90-е – времена царили немного иные. Подчас звукозаписывающие компании, или продюсер, или менеджер обладали такой властью, что было крайне нелегко бороться с некоторыми вещами. И коммерческий аспект всегда был чрезвычайно важен в плане хороших продаж пластинки! Бывало, что я частенько думала, что песня-то хороша, а вот звук… слишком уж попсовый на мой вкус. Но я вынесла тогда свой урок, и теперь уже никогда не пойду ни на какие уступки.
Последние лет четырнадцать я делаю только то, что люблю сама. Если даже что-то в нашем творчестве вдруг звучит как-то непривычно, то мне всегда это очень нравится, и я полностью за всем этим стою. Да и времена тоже меняются, надо отметить. Теперь у групп, у музыкантов, у исполнителей имеется куда большая возможность поступать по-своему. Намного больше свободы – чего в 80-е и 90-е попросту не существовало. И временами приходилось несладко. Так что я рада, что последние 14 лет могу выпускать материал, в который искренне верю и который мне нравится. Однако при этом я уверена, что важно делать что-то неординарное, что-то особое, что-то неожиданное. Иногда просто нужно рискнуть. Ведь если ничего не менять, люди скажут: «Ну-у-у, уже как-то избито или скучно». Поэтому необходимо всё время развиваться, пробовать новое.
В этом вопросе я всегда доверяю своим инстинктам, всегда слушаю своё сердце и свой внутренний голос. И когда я сама думаю по поводу чего-то: «О, я в восторге! Это поистине волшебно!», тогда понимаю, что вправе показать это фэнам. В надежде, что им понравится так же, как и мне. Но если мне с самого начала что-то не нравится – я ни в жизни не вставлю это в пластинку. Хотя, пускай по большей части я всё же всегда делала то, что хотела, должна признать, что в 80-х и 90-х приходилось прислушиваться к некоторым советам, которые исходили не от нашей группы, а от посторонних людей. И тогда закрадывались такие вещи – например, определённая песня, относительно которой я думала: «О, нет. Я ни за что не стану играть её живьём».
Есть одна такая композиция – называется Igloo On The Moon с альбома True As Steel – нас практически вынудили её записать. А она никому из нас вообще не нравилась. И насколько я помню, я ни единого раза не исполнила её на концерте. Впрочем, за все эти уже почти 30 лет такое случалось крайне редко – особенно, если сравнивать со всеми положительными моментами. Но не всё всегда гладко – в том числе и в студии. Тут уж век живи – век учись.

Кроме того, что вы обладаете мощным и узнаваемым голосом, вы к тому же и привлекательная женщина. Считаете ли вы, что внешний вид так же важен в роке, как и в поп-музыке? Или же в данном случае имидж – ничто, а талант – всё?

Думаю, в роке, несомненно, иные правила, нежели в попсе. Поп-музыка больше строится на внешних признаках, на внешнем виде, на имидже. А в роке фэны должны почувствовать, поверить, что ты переживаешь то, о чём поёшь, что ты в этом абсолютно искренен. Вот что, как я считаю, самое важное в роке. Тогда как в попсе кто-то может придумать нарядный вид, набрать симпатичных исполнителей, в роке это не пройдёт.
Если ты хочешь действительно долго протянуть, и настроен на продолжительную карьеру, ты должен оставаться собой. И усердно трудиться. Ведь фэнов не проведёшь. Имидж порой, конечно, тоже важен, но прежде всего, необходимо свято верить в рок или в металл. Этого нельзя сыграть. В попсе, как мне кажется, многое можно сфабриковать: снять красивое видео, всё грамотно спродюсировать. В роке же такое не прокатит, потому что, по сути, дело в том, чтобы быть уникальным и отличаться от других. Скажем, когда я вижу Оззи Осборна, он мне кажется очень прикольным – то, как он двигается на сцене, как себя ведёт. Это так умилительно, что мне даже не важно, во что он одет. Длинные ли у него волосы или короткие – не имеет особого значения.
Что же касается женщин, то я полагаю, что просто важно держать себя в форме. Хорошо выглядеть и всегда стараться быть на высоте. Лично я предпочитаю обычно одеваться в чёрное – кожу или даже, скорее, кожзаменитель. Так как я имела отношение к организации по защите животных PETA, и мне там сказали, что производство кожи – жестокий процесс. Именно поэтому, когда я теперь делаю себе сценические наряды, я слежу, чтобы они выглядели хорошо, но это уже не натуральная кожа. Тем не менее, у меня до сих пор хранятся мои старые кожаные курточки. Обожаю кожу, однако стараюсь не потворствовать, чтобы животные страдали из-за людей.
Определённый имидж – это хорошо, но это не самое главное. Тут важна и подача, и песни, и энергетика. В целом это куда важнее. И вовсе не обязательно при этом блистать красотой. Главное, чтобы образ был уникальный и запоминающийся – например, Ангус Янг в своей школьной форме – это ж так здорово! В металле и роке совсем другие правила игры, но кроме того, ты просто обязан давать слушателям то, что они любят.
С самого первого дня у меня всегда была налажена плотная связь с моими фэнами, которая строится на доверии и взаимной любви. И, поверьте, это куда важнее, чем новая модная куртка или новая стрижка. Чего, к слову, я вообще не очень люблю – я не отстригала волосы лет с шести. Мне нравятся длинные волосы, мне нравится чувствовать свободу. В попсе к тому же необходимо следовать моде, а в металле это вовсе не обязательно. Ведь кое-что из того, что зародилось ещё в 80-х, по-прежнему актуально. Я до сих пор, к примеру, в восторге от сценического образа Judas Priest. Здесь не нужно быть модным клоуном, как в поп-индустрии, где вечно, похоже, стремятся быть зачинателями новой моды – в роке, как мне кажется, мы всё-таки больше говорим о стиле жизни. Ты именно живёшь этим. 24 часа в сутки. По-крайней мере, я. Я живу так последние лет 30. Это моя истинная любовь: фэны и музыка – для меня самое важное в жизни. И ничто не может с этим сравниться.
Именно по этой причине я никогда не была замужем, и у меня нет детей. Я полностью посвятила себя поклонникам тяжёлого рока и этой музыке. Вот почему я полна жизни, и вот что меня мотивирует, вдохновляет и делает счастливой. А самое главное для меня – нести людям радость. Каждое выступление может стать последним, и я отрабатываю каждое из них так, будто завтра уже не наступит. Иногда просыпаешься на следующее утро и думаешь: чёрт, а оно всё-таки наступило! Да и мои музыканты частенько выражают недовольство: ну разве обязательно играть 2.5 часа или 3 часа? Ведь тур ещё только в самом разгаре, а все уже вымотаны. Но это нормально. Я люблю выкладываться на полную. И никогда не сбавлять обороты.

Ясно себе представляя, что значит быть «леди в рок-н-ролльном аду», какие положительные стороны вы бы выделили, а какие – явно отрицательные?

Doro_6105

Ну, положительная сторона в том, что всегда находишься среди людей, которые имеют схожие с тобой взгляды на музыку, на металл. Они живут той же жизнью, что и ты, они верят в то же самое. Великолепно ощущать, что являешься частью огромной семьи. Я не перестаю этого чувствовать. И куда бы в мире я ни отправилась, везде есть люди, кому я могу доверять, мои лучшие друзья. Ведь мои лучшие друзья – это мои фэны. Они даже ближе, чем мои настоящие друзья, чем люди, с которыми я вместе училась. Если нас не объединяет музыка, то я вообще не улавливаю никакой связи с человеком. Но, безусловно, здорово, что по всему миру можно почувствовать себя как дома.
К тому же ко мне всегда очень хорошо относились и меня всегда очень поддерживали другие музыканты и группы. Помогали мне буквально во всем. Например, мои самые первые гастроли прошли вместе с Judas Priest, которые были очень дружелюбными, очень нас выручали. Блэки Лолесс из W.A.S.P. – с ними мы ездили в наше первое турне по Великобритании. Я тогда сильно заболела, а он очень пёкся, чтобы я поскорее встала на ноги. Был необычайно обходителен. Уж и не знаю, помнит ли он это сам, но я буду помнить об этом до конца дней. Ведь так простудиться прямо во время гастролей – особенно, будучи вокалисткой – было крайне неприятно.
Я никогда не забуду все те приятные вещи, что люди делали для меня. Ронни Джеймс Дио был одним из величайших и милейших людей – мы гастролировали вместе пару раз. И именно поэтому я решила написать песню в его память – из благодарности, уважения и почтения. Фэны по всему миру понесли эту утрату, и нам всем будет его очень не хватать. Ну и, кроме того, что все меня всегда очень поддерживали, я многому научилась от разнообразных великих исполнителей. В общем, я никогда не испытывала никаких проблем с тем, что я леди. Меня никто не дискредитировал, ко мне всегда относились очень хорошо и очень уважительно.
Отрицательная же сторона заключалась в том, что сам по себе музыкальный бизнес крайне жёсткий и тяжёлый. И я познала трудностей – в особенности, когда была совсем молодая. По своей природе я наивно полагала, что все вокруг мои друзья и можно доверять всем подряд. Тогда как на деле вокруг нас вечно крутились люди, которые просто хотели сделать на нас деньги, и им было наплевать и на музыкантов, и на музыку. Они говорили: подпиши вот здесь, и у тебя с твоей группой всё пойдёт в гору. А выходило всё боком и превращалось в кошмар. Мне пришлось со всем этим столкнуться на собственном горьком опыте. Мы подписали много контрактов, которые, вероятно, нам не следовало бы подписывать. И иногда мы просто продавали себя в рабство. Деловая сторона музыкального бизнеса зачастую оказывается на проверку очень мерзкой, а люди – не такими честными, как тебе бы того хотелось. Но на ошибках учатся.
Только когда я стала постарше, я научилась говорить «нет», и теперь, прежде чем подписать контракт, всегда консультируюсь с хорошим адвокатом. Так что я, бесспорно, набила себе на этом деле шишек и научилась быть осторожной. Но удовольствие всё же всегда компенсирует отрицательные факторы. А для меня настоящий рай, когда я стою перед публикой и вижу слёзы в глазах фэнов, когда песня их трогает. Или же мы полностью слетаем с катушек, трясём головами, как безумные, начинается стэйдждайв и всем весело – вот ради чего я этим занимаюсь. И вот почему я смогла пережить всё: как плохие дни, так и хорошие дни. Мои фэны меня всегда поддерживали, а для меня это самое ценное и важное на всём белом свете.

Интервью: Павел Потапов, Classic Rock. - 2013. - 3 (113)

Концерты DORO состоятся:

15 апреля — Киев, клуб Bingo
17 апреля — Москва, клуб Arena Moscow
18 апреля — Краснодар, Arena Hall
19 апреля — Ростов-на-Дону, Дом Офицеров
21 апреля — Санкт-Петербург, клуб «Зал Ожидания»
Темы: Doro Pesch и Doro
Другие материалы:


Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии